ISIS, ветеран морской пехоты: “Почему нас ненавидят” – Винсент Эмануэли

провел эксклюзивное интервью с ветераном морской пехоты Винсентом Эмануэли, возвратившимся с войны на Ближнем Востоке. Рассказ о его военном опыте, жестокостях и ужасах, ненависти, которую война развила и продолжает развивать среди оккупированных народов во имя интересов западных государств.

В одной из твоих статей ты пишешь: “Я помог создать ИГИЛ”. Можешь рассказать о твоей службе в Ираке 10 лет тому назад?

Для меня эти 10 лет стали противовоенной акцией с того момента, как я вернулся из Ирака. В 18 лет я завербовался в морской флот. Молодой парень из промышленного района. Моя история схожа с историей моих друзей по району. Представьте: безработица, скудные возможности получить образование. Я решил завербоваться в морские войска и время для этого было невероятно подходящее. Я заступил на службу в 2002. В сентябре я попал в Boot Camp, из которого выпустился в декабре. В январе 2003 пошел в Пехотную школу и закончил ее в конце февраля, прямо перед началом захвата Ирака.

Статья, которую я написал, детально рассказывает о моей жизни во время второго призыва в Ирак. Он пришелся на август 2004 – апрель 2005.  Мы разместились в западной части Ирака, в провинции Аль-Анбар, в городе Аль-Каим, расположенном на границе с Сирией. Сегодня это территория знакома некоторым из твоих слушателей/зрителей. Это территория, которая на данный момент контролируется ИГИЛ. В то время (как вчера мне об этом напомнил мой коллега, который служил в моем взводе)… В то время, когда мы были в Ираке, эти территории нами патрулировались. Принадлежали они вооруженным суннитским группам, группам Аль-Каиды и группам, боровшимся против нас в регионе… Десятки групп, одни из которых были бандитскими, другие сотрудничали с нарко-картелями, третьи были вовлечены в криминальные операции. Часть из них была местным населением, выступавшим против нас. Кто-то был связан с радикальными группами, например, с Аль-Каидой, превратившейся затем в ИГИЛ.

Своей статьей я хотел предоставить личный опыт, личные наблюдения за время службы в Ираке, о тех дикостях, которые военные силы США творили в отношении иракского народа. Вот один из моментов, которые я заметил… Очень простой разговор, в котором один солдат спрашивает другого: “Что бы ты сделал, что бы ты подумал, если бы был иракцем? Поменявшись с ними местами, что бы ты или я чувствовали, если бы с нашими матерями так обращались, если бы наших отцов запихивали в черные пакеты для проведения пыток? Что бы я сделал, если бы мои родственники, мой брат, были убиты иностранными захватчиками?”

Очень скоро я понял: за действиями, которые мы провели в Ираке, наступят определенные последствия. То, что мы сделали в Ираке, было ужасом. Люди застреливали невинных гражданских, подрывали здания невинных гражданских, пытали невинных гражданских, издевались над трупами, фотографировали, уродовали безжизненные тела, иногда смеясь при этом. Это брутальные моменты войны в Ираке, о которых многие за Западе… и не только в США, а на Западе в широком смысле слова… О которых на Западе многие и не слыхали. Такие рассказы мы слышим о Корее, о войне во Вьетнаме. О французском вторжении в Малайзию… Простите, о британском вторжении в Малайзию, или о французах в Алжире. Все эти операции для подавления мятежей, все эти военно-империалистические операции имеют много общего. Самый важный общий момент — это брутальность, которая была проявлена к местному населению со стороны иностранных захватнических сил. К сожалению, нет ничего нового в той недавней статье, которую я написал, или в событиях, прошедших за последние 10 лет. Добрая часть антивоенных движений в США и по всему миру говорит об этом уже около десятилетия. Такие группы, как “Ветераны за Мир”, “Ветераны Ирака против войны” — эти организации объединяют сотни ветеранов, готовых свидетельствовать и рассказать о пережитом ими военном опыте в Ираке и Афганистане. Что необычного мы нашли в этом

процессе, так это то, что люди, служившие в разное время (кто-то с 2004 по 2008, кто-то в западной части Ирака, кто-то в восточной; кто-то на севере Афганистана, кто-то на юге) — все рассказывают об одном и том же. Пытки, глумление над телами, убийство невинных граждан, нечеткие цели, коррупция в военных кругах, подрядчики, гребущие деньги тоннами, среди них корпорации, частные корпорации, например, Halliburton, KVR и производители оружия. Все эти истории были схожими. Мы начали замечать последовательность в том, что происходило на этой войне. Многие из нас, включая меня, обратились к прошлому, к прошлым карательным кампаниям. Как похожи были наши действия в Ираке и Афганистане с тем, что произошло во Вьетнаме. Как похож был Вьетнам на то, что британцы творили в Малайзии, французы — в Алжире и так далее. Своей статьей я хотел заставить западных людей задуматься, что войска США, военные силы НАТО, западные военные оккупации создают брешь в безопасности и стабильности. А многие люди на Западе считают, что военная оккупация… В частности НАТО считает, что так называемое “гуманитарное вмешательство” и войска могут обеспечить стабильность и безопасность. Нам нужно бороться с этим мнением. Мы должны с ним бороться, заставить людей на Западе понять… Потому что на Ближнем Востоке уже поняли. Страны на севере Африки, они отлично понимают, что представляет собой французская оккупация, американская оккупация, британская оккупация. А вот на Западе продолжают думать, что военная сила может быть использована как форма безопасности и стабильности. Мы, как активисты, как люди мыслящие, подвергающие все критике, должны изменить эту точку зрения. Думаю, одним способом это сделать, может стать предоставление слова ветеранам, которые смогут объяснить, что оккупация сама по себе не обеспечивает безопасность людям в Ираке. Наоборот. Чем больше бомб сбрасывается Западом, чем больше дронов запускается Западом, чем больше уполномоченных войск, вооруженных Западом, появляется, чем больше людей мы уничтожаем, тем большую нестабильность и опасность мы создаем. Народы Ближнего Востока и всего мира сыты по горло американской военной интервенцией. Нас уже не могут терпеть, и последствия очевидны. По одним подсчетам, были убиты 250 000 иракцев, по другим — полтора миллиона. Одно исследование, которое было недавно опубликовано Telesur English, новостной-компанией, для которой я пишу статьи… Исследование утверждает, что в Ираке, Афганистане и Пакистане за последние 14 лет, США несет ответственность за 1.3 миллиона убитых. Осознание этого позволяет получить западным людям ответ на такой часто задаваемый и наивный вопрос: “Почему нас ненавидят?” Этот ответ нам нужно уяснить еще с событий 11 сентября. Нужно провести серьезный разговор касательно того, почему люди по всему миру, в особенности народы Ближнего Востока и северной Африки, так рвутся бомбить, застреливать и убивать на Западе, и каково будет их поведение в ближайшие годы.

– Я опубликовал твою статью вчера. У нас к тебе есть некоторые вопросы. Первый: Ты участвовал в пытках, либо ты их видел или слышал о них?

Во-первых, я видел многие из них, во-вторых — слышал рассказы, как я уже упоминал в статье. Как ты понимаешь, есть вещи, о которых солдаты разговаривают по вечерам, или во время патрулирования, или когда у них есть 5-10 свободных минут, когда мы просто сидим, потому что бывают промежутки времени, когда заданий нет. Люди рассказывают эти истории. Некоторые моменты я лично наблюдал, некоторые, как я упомянул в статье, — просто рассказы, которые я слышал от солдат. Что я могу сказать? Люди часто спрашивают: почему никто не заявляет об этих пытках? Почему никто не несет ответственности за такие действия? Ну, здесь все очень похоже на то, что можно наблюдать в американской полиции. Когда полицейские ведут себя отвратительно, как это бывает в США, вы представляете: убивают неповинных черных, застреливают людей на улицах… Проблема в том, что нет органа, который бы контролировал полицию. Понимаете, о чем я? У вас есть граждане и

– полиция. Полиция делает что-то не так, но граждане то должны обратиться за помощью к ней самой… Заявить в полицию о том, что полиция превышает полномочия. Такая же ситуация в Ираке. Многие из тех, кто сидит в верхах командования, которые были по рангу выше, чем я, они также принимают участие в таких действиях. Чтобы заявить о таких преступлениях, вы вынуждены обращаться именно к тем людям, которые эти самые действия и проводят. Как видишь, это серьезная дилемма. Нет механизма, нет способа привлечь к ответственности таких людей за то, что они делают на поле боя, так как лица, которые должны привлекать к ответственности, также в них и участвуют. Еще одна проблема, и я думаю, она более скрытая по сравнению с явными действиями солдат или военнокомандующих… Многие для себя уяснили, что если ты и решился заявить о чем-то, велика вероятность того, что тебя дислоцируют, или отправят на миссию, где ты потенциально можешь умереть. Может случиться, что кто-то из твоих же сослуживцев при возможности тебя застрелит, или выставит тебя на позицию, где тебя проще прикончить. Эта вполне реальная вероятность является серьезным препятствием. Вот почему люди не заявляют о таких вещах. Я лично счастлив, что не участвовал в пытках, особенно в пытках заключенных. Это определенные моменты вторжения, в рамках которых я лично могу проявить свою человечность.

Знаете, я беседовал с другом по взводу. Я вернулся домой на выходные, чтобы встретиться с семьей. Вот, сидим мы, разговариваем, а друг мне рассказывает, что некоторые из тех, кто вел себя наиболее жестоко, кто смеялся, издеваясь над трупами… Те, которые убивали ни в чем неповинных гражданских, пытали заключенных, считая, что это весело… Сегодня эти люди имеют серьезнейшие проблемы. Они стали наркоманами и алкоголиками. Они на грани самоубийства, их друзья накладывают на себя руки. Некоторые из них попали в психбольницы. Озираясь на прошлое, я очень рад и счастлив, что мне хватило ума не участвовать в этом, у меня оказалось достаточно моральных принципов, чтобы не участвовать в одних из наиболее жестоких действий. И все же, есть масса ситуаций, в которых я почти уверен, что убил невинных людей. Многие ветераны, думаю, оказывались в подобной ситуации. Когда люди спрашивают: ”Почему ветераны накладывают на себя руки?’’ В среднем 18 ветеранов в день умирает в США. Более 6 000 ветеранов из Ирака и Афганистана покончили жизнь самоубийством после возвращения из этих стран. Плюс те, кто умер в Ираке и в Афганистане. Серьезной причиной этому являются обозначенные ситуации, случаи, при которых люди ведут себя жестоко, возможно, даже не думая о том, как это скажется в будущем.  И уже сидя дома со своей семьей, с детьми, они задумываются над своей жизнью, над своим военным опытом. Для многих ветеранов, которые не смогли принять то, в чем мы участвовали, для ветеранов, которые хотят спрятать или затаить это, или отбросить эти события в сторону, воспоминания все же нарастают. Я бы приветствовал и среди тех, кто смотрит нас сейчас… Те из вас, кто является ветеранами, должны примириться с этими вещами, говоря о них честно и открыто. Чем больше вы в себе все это держите, тем более скрытым ситуация становится не только для общественного мнения, но и для вашей семьи, друзей, сослуживцев. Эти моменты не позволяют ветеранам вести достойный образ жизни. Наши друзья из Ирака, Афганистана, Сирии, Ливии, Палестины, Йемена, Сомали — страны мира, которые потерпели вторжение дронами, ракетами, американскими бомбами, оружием, произведенным в США… По моему мнению должны быть предусмотрены репарации для народов Ближнего Востока, финансовые репарации. Одним из исключительных элементов ‘’Иракских ветеранов против войны’’… Одной из причин, по которым я стал членом организации несколько лет назад, было то, что целью их миссии является предоставление иракцам и афганцам всего, о чем бы они только не попросили Запад. Это не значит, что Запад будет просто инвестировать средства или развивать что-то. Это значит, что людей в этих странах спросят напрямую о том, что им нужно, что может быть

сделано. Я думаю, мы в долгу перед этими народами, людьми в Ираке и Афганистане, перед Ближним Востоком в целом и перед северной Африкой. Народы западных стран в общем, и США в особенности… Я считаю себя в долгу за все эти действия. Как мы можем возместить тот факт, что миллионы людей вынуждены переселяться? Можно ли такое возместить? Это важные вопросы, которые стоит себе задавать.

– Мы думаем, и у нас есть некоторые документы правительства США, что наши союзники на Ближнем Востоке финансируют ИГИЛ. Я бы хотел тебя спросить, лежит ли ответственность на развитых государствах, например, США, в усилении ИГИЛ? Второй вопрос: Как солдат, считаешь ли ты возможным, что ИГИЛ, который в основном расположен в Ираке (пустыня), не может быть поражен войсками США — самой масштабной армией мира? Не было бы это простой задачей, при наличии желания?

– Отвечу сначала на второй вопрос. Если бы не было никаких гуманитарных законов, если бы не было международного права — то да! Я имею в виду то, что если бы отсутствовали любые нормы, касающиеся убийства невинных граждан, то да. США — масштабная и самая мощная военная сила в мире, — могли бы вторгнуться в западный Ирак, северный Ирак, северо-восточную часть Сирии, и сравнять города с землей. И что самое интересное: некоторые представители правого крыла политики в США именно это и предложили. Они так и сказали: ”У нас самая мощная в мире армия, самое передовое вооружение. Почему бы Конгрессу и президенту просто не позволить все это применить, чтобы напрочь разрушить часть Ирака и Сирии? Это является единственным способом победить ИГИЛ с военной точки зрения”. Но при этом будут убиты сотни тысяч, если не миллионов ни в чем не повинных граждан и все это для того, чтобы мы смогли уничтожить 20, 30 или 40 тысяч бойцов, которые, по словам ИГИЛ, существуют. Это один вариант, в котором отсутствует международное право. Это если нас совсем не интересуют человеческие жизни.

Еще один момент, который стоит учитывать… Я уверен, вы знакомы с его работами…Великий писатель и журналист газеты The Independent Роберт Фиск. Роберт Фиск написал многие статьи с тех пор, как США влезли в Ирак и Афганистан, напоминая людям, что многие империи погибали на Ближнем Востоке. Не найдется такой мощной военной силы, которая бы покорила Ближний Восток. Ближний Восток никогда не покорялся, особенно иностранцами. Александру преподнесли урок, римлянам преподнесли урок, грекам преподнесли урок. Империя за империей, включая СССР, которому преподнесли урок в 80-ых в Афганистане, и США, которые сейчас переживают то, что все империи должны пережить и с чем должны смириться, а именно: нельзя контролировать и доминировать на Ближнем Востоке. Эти пустыни никогда не будут управляться, особенно аутсайдерами. Это должны понимать люди на Западе. На протяжении уже тысячи лет империи отправлялись на Ближний Восток, чтобы погибнуть. Именно там они погибают, на Ближнем Востоке. Мы должны помнить, что здесь не может быть военного решения. Возвращаясь к твоему первому и важному вопросу: Что могут сделать США? Интересно, что Сеймур Херш — один из лучших репортеров США, — вчера опубликовал свою статью в London Review of books. Что Херш определил, так это что военные США имеют лучшее представление о том, что нужно делать на Ближнем Востоке, чем Барак Обама, демократы и республиканцы. Сеймур пишет, что военные генералы год назад помогали России и Асаду отслеживать ИГИЛ. Здесь наблюдается противоречие. Военные понимают, что Асад должен остаться у власти. Значит ли это остаться у власти навсегда, или на короткий срок? Тут можно спорить, и дебаты продолжаются. Но военные понимают, что без стабильных правительств на Ближнем Востоке радикальные джихадисты, Аль-Каида, фронт Аль-Нусра и ИГИЛ, будут продолжать расширять свое влияние. Что сделали военные год назад? Они не подчинились приказам Обамы. Они обошли Обаму и

администрацию для того, чтобы поддержать Россию, которая сражалась с ИГИЛ, поддерживая Асада… Да, он убивает невинных людей, но он также сражается против ИГИЛ. С этим серьезным противоречием мы сталкиваемся в США. Есть люди в политическом истэблишменте, которые хотят избавиться от Асада. Есть другие личности в политическом истэблишменте, которые хотят оставить его у власти. В элите США наблюдаются 2 основных противоречия. Лица, принимающие политические решения в США, имеют разногласия по этому вопросу. Что это значит? Для Обамы, или, как ты заметил, для властей США… Обама и Запад не особо ухитряются оказать давление на наших так называемых друзей из Турции, которые содействуют переправке оружия в пользу ИГИЛ, позволяют бойцам ИГИЛ пересекать свои границы, которые атакуют наших прогрессивных левых друзей курдов в их регионах, разрушая их левые движения. Кто-то зарабатывает, убивая собственное гражданское население, позволяя ИГИЛ устанавливать бомбы, как например бомба, которая была подорвана…

– Продают нефть…

– Плюс прибыль от нефти. Так на кого нужно охотиться? Про это нужно постоянно напоминать, до тех пор, пока Америка не изменит свою политику по отношению к катарцам, саудовцам, иорданцам, ОАЭ, Турции. Отношения с этими странами должны быть пересмотрены. Мы знаем, откуда поступают деньги. Мы знаем, что представители Аль-Каиды находятся в Пакистане, они в хороших отношениях с правительством Пакистана. Мы знаем, что деньги элиты из ОАЭ и Катара отправляются на финансирование ИГИЛ. Это мы знаем. На эти страны и нужно оказывать давление. Люди, среди которых Филлис Беннис, правы на 100%, утверждая, что невозможно найти военное решение тому, что сегодня происходит в Сирии и Ираке. США должны прекратить поддерживать режимы Саудовской Аравии, Иордана, Объединенных Арабских Эмиратов, Катара и Пакистана. Это высоко коррумпированные правительства, убивающие своих граждан, отсекающие головы своим политическим заключенным, и, как мы уже говорили, финансирующие и поддерживающие группу, которую США… Организацию, которая является американским врагом номер один. Вот это и есть противоречия, в рамках которых мы живем. Военные в США… Это невероятно! Военные имеют лучшее политическое чутье, чем Обама и все наши политики. Это действительно невероятный поворот событий. Сеймур Херш, который вчера опубликовал свою статью… Она, я считаю, важна для нашего понимания того, что происходило, в особенности в Сирии, на протяжении последнего года. Оказывается, наши военные имеют большее представление о том, что нужно делать с ИГИЛ. Военные США оказывали серьезное давление на администрацию Обамы с тем, чтобы те, в свою очередь, оказали давление на Саудовскую Аравию, Турцию и Пакистан с целью oсаждения элементов, которые эти страны поддерживают, финансируют, позволяя бойцам ИГИЛ действовать на их территориях или помогая им из-за границы.

– В своей статье ты упоминаешь аль-Багдади, главу ИГИЛ.

– Да.

– По нашим данным, он был заключенным в Camp Bucca. Ты видел этот лагерь, пока был в Ираке?

– Нет, лично не видел.

– Невероятным образом аль-Багдади был отпущен. Его отправили войскам Ирака, а потом

и вовсе освободили. Ты догадываешься, что могло произойти? Как такое возможно?

– Как возможно то, что именно его освободили? Я не в курсе деталей касательно того, почему он был освобожден. Что я бы мог допустить, так это то, что это случилось произвольно. Если люди… Частью того, в чем мы должны отдавать себе отчет, является тот факт, что имеется ряд личностей, критических личностей левого крыла и даже правого крыла… То есть более критически настроенные элементы, которые… Как я вчера сказал во время интервью российскому радио, представители которого на самом деле намекали на то, что именно США координирует эти действия, США выпустили аль-Багдади из тюрьмы, чтобы тот смог создать ИГИЛ, после чего у США появилась бы причина оставаться на территории… Думаю, нам нужно быть внимательными. Первое: пока у нас нет доказательств в подтверждение этому, я думаю, нет причины заводить об этом разговор. Нужны доказательства в поддержку этой версии, иначе мы просто додумываем всю ситуацию. Это просто наши догадки. Сейчас бытует мнение, что США нарочно создают хаос, чтобы иметь причину оставаться на Ближнем Востоке навечно. Но это на самом деле не так по многим причинам. Уже даже израильтяне говорят о том, что вероятнее всего Асад должен оставаться у власти. Израильтяне настолько обеспокоены тем, что может произойти, если ряд стабильных государств на Ближнем Востоке будет свергнут! И в этом есть некое противоречие. У нас противоречия с нашими союзниками в Европе. На США оказывают серьезное давление европейские лидеры и граждане… Простите, граждане ЕС, говорящие: ”Мы более не может принимать этот поток беженцев”. Сегодня в Европу стекается так много беженцев (не мне тебе об этом говорить), что многие наши европейские союзники говорят США: ”Мы больше не можем участвовать в этих сумасшедших заморских мероприятиях”. Я думаю, итальянцы и французы получили свой урок в Ливии. Что произошло? Мы развалили страну, НАТО сбрасывает бомбы на страну, разрывая ее на части. А что произошло в Ливии за последние 3-4 года? Полный хаос, абсолютное бедствие. Кому это на руку? Возможно, нескольким производителям вооружения. Их доход растет. Но действительно ли это на руку США? Укрепился ли наш контроль на Ближнем Востоке, по сравнению с 10-15 годами тому назад? Нет, контроль снизился. Европа: масса проблем из-за кризиса беженцев. Теперь Европа давит на США, говоря: ”Мы не можем больше бомбить или занимать все эти страны на Ближнем Востоке”. Но это вы, ребята из Европы, находитесь по ту сторону Атлантического океана, поэтому не нам решать ваши проблемы. Вы в Европе, наши союзники, особенно военные, именно вы будете наблюдать последствия перед тем, как они докатятся до нас. И вы их уже наблюдаете. Как я сказал, есть уйма противоречий между политикой и военными США. Есть люди, которые бы хотели, чтоб Асад остался при власти, люди, которые считают, что Мубарак должен был оставаться у власти, Каддафи, Садам. Кто-то утверждает, что США должны поддерживать так называемые демократические движения на Ближнем Востоке, военные движения. Есть много разных мнений.

Итак, да, аль-Багдади был освобожден. Он покинул тюрьму, вероятнее всего случайно. Возможно, военные посчитали, что он не представлял угрозу. Честно говоря, Клаудио, в США так много заключенных… Я извиняюсь. У США в Ираке так много заключенных, что иногда кого-то просто отпускают. Люди, которые попали по ошибке, содержатся в тюрьмах многие месяцы. А есть кто-то, кого нельзя было отпускать, но их освобождают. И ни в чем из этого нет никакой американской конспирации. Это просто отсутствие компетентности. Нам нужно понимать, что военные некомпетенты. ЦРУ, правительство США некомпетентно. Военным понадобилось некоторое время, чтобы понять, что они не всегда получают то, что просят. ЦРУ и правительство США не всегда получает то, что требует. Я стал замечать, что люди по всему миру вроде как верили, что правительство США и ЦРУ как бы управляет всем, либо ЦРУ, либо Моссад из Израиля. Мы как будто проводим некое шоу на Ближнем Востоке, дергаем марионеток за ниточки. И да, может быть, в каком-то смысле это и так. Но нужно обращать внимание на нюансы и более комплексно оценивать происходящее.

– Какие цели и задачи преследует ИГИЛ, по твоему мнению? Ты сказал, что да, американская армия заняла территории, вас ненавидят, но теракты-то проходят в Париже и Франции, Брюсселе и Великобритании. Как ты думаешь, что боевики собираются делать и почему бомбят Европу, а не Америку?

– Тут можно говорить о двух отдельных моментах. Первый: что я заметил, так это то, что многие европейцы очень наивны по отношению к истории самой Европы, ее роли в северной Африке и на Ближнем Востоке. За последние 20-30 лет мир понял, что, действительно, США является первым агрессором на планете. Многие поняли, по какой причине произошли события 11 сентября. Но люди также понимают, что США установили военную гегемонию в мире, действуя самым брутальным образом за последние десятилетия. И все же до того, народы Ближнего Востока помнят соглашение Сайкса-Пико. Они помнят, как Ближний Восток был поделен французским и британским генералами. Сирийцы помнят, как было создано их государство, как были подавлены повстанцы французскими колонизаторами. А иракцы помнят, что именно британцы прочерчивали линии. Знаешь, когда мы патрулировали территории западного Ирака, мы часто сталкивались с людьми, идущими голосовать. Они говорили нам, что не живут в Ираке. Они в Ирак не верят. Для них Ирак — чисто европейское детище. Они говорили нам, что живут в Месопотамии. Люди на Ближнем Востоке помнят эти события, и как я ранее упоминал, в Малайзии помнят, в Алжире также. Колониальные захваты голландцев, британцев, итальянцев, французов, бельгийцев, и, конечно, американцев. Американская империя за последние 250 лет, что она сотворила! Посмотрите, что сделал европейский и американский империализм и колониализм за последние 500 лет. Весь африканский континент в том или ином смысле полностью разрушен. Этот континент был изнасилован и разграблен многовековыми европейскими захватами. То же самое с Латинской Америкой, там людям потребовались десятилетия, чтобы наконец отбиться от американского империализма и влияния. Народ в Венесуэле и сегодня все помнит и понимает, хотя влияние США на регион как никогда низко. И все же у нас есть достаточно рычагов для того, чтобы партия правых получила большинство голосов после полувековой победы социалистической революции в Венесуэле.

Зачем представители Ближнего Востока так себя ведут в Париже? Оправдано ли такое поведение? НЕТ! Хорошо ли так делать? Нет, здесь нет ничего приемлемого. Но я также думаю, что парижане слишком наивно спрашивают: ”Почему нас ненавидят? Ну как же! Свобода, равенство, братство! Боже, у нас такая замечательная страна!” Да, но только если ты не из Алжира, только если ты не из Африки, только если ты не мусульманин, если ты не хочешь носить хиджаб и молиться публично.

Есть виды оскорблений, с которыми мусульмане сталкивались в Европе на протяжении многих десятилетий… Правильно ли это? Оправдывает ли это теракты в Париже? Абсолютно нет! И все же наивно и лицемерно со стороны европейцев задавать вопрос: ”Боже милостивый, за что они нас так ненавидят?”

Я не уверен, что понял вторую часть твоего вопроса. Ты задал еще один вопрос, помимо того, почему случились инциденты в Париже…

– Цели и задачи ИГИЛ…

– Задачи ИГИЛ ясны. Глобальный замысел ИГИЛ заключается в том, чтобы Запад попал в их руки. ИГИЛ желает столкновения цивилизаций. Чего хотела Аль-Каида? Вернемся к Усаме бен Ладену и его фетве 1998 года. Знаешь, фетва, которую он издал в 1998 году была очень ясной. Причины противостояния американской оккупации: поддержка Израиля, расположение войск в Мекке и Медине, оккупация Ирака, пытки над людьми. Их список был очень четок касательно того, почему им не нравились США. Каковы были их задачи? Они хотели обанкротить США, вовлечь США в бесконечный военный конфликт на Ближнем Востоке. Это цель и ИГИЛ, ибо они понимают… Группировка понимает, что если продолжить наносить удары по гражданским, скажем, в Италии, Франции, Великобритании, США будут более предрасположены не только к тому, чтобы 1) позволить своим лидерам отправить войска на Ближний Восток и влезть в нескончаемые войны, 2) у себя в стране они ограничат любые гражданские свободы.

США разваливается на части. Ведется слежка, считывается электронная почта людей, телефоны граждан США прослушиваются, их СМС читаются, имэйлы просматриваются. Мы являемся самой прослеживаемой страной во всем мире, хуже, чем немецкая Штази, хуже, чем любая пропаганда или система национальной безопасности за всю историю человечества. Вот, что происходит в США. ИГИЛ понимает это, Аль-Каида понимала это. Аль-Каида знала, что если удастся вовлечь США в нескончаемое военное сражение на Ближнем Востоке, то мы, США, обанкротимся. Граждане США готовы будут уступить свои свободы, гражданские права в пользу государства во имя безопасности.

– И честно говоря, то же самое происходит в Европе…

– Вторая сторона медали? Им позволяют руководить переговорами. Когда вы видите личности вроде Марин Ле Пен и Дональда Трампа — это же вторая сторона одной медали. Это тот же ИГИЛ, но во Франции он представлен Марин Ле Пен. В США ИГИЛ — одна сторона медали, а Дональд Трамп — вторая. Они обе подпитываются друг другом, так что Ле Пен и Трамп могут обратиться к народу и сказать: ”А мы-то вас предупреждали! Это же мусульмане. С ними нельзя уживаться, это столкновение цивилизацией, наша борьба продлится бесконечно. Это наша цивилизация против отсталой варварской цивилизации”. Вот как укрепляют свои позиции Ле Пен и Трамп. Вот почему и Нетаньяху продолжает укреплять свою власть. У каждой медали есть две стороны, и я думаю, нам нужно помнить об этом, потому что ИГИЛ добивается того, чтобы личности вроде Ле Пен и Трампа продолжали набирать свою политическую силу. Это идеальная ситуация, ибо мы попали в нескончаемую войну.  Что ИГИЛ может сделать, так это обратиться к мусульманам и сказать: ”Вот видите, западные народы совсем не толерантны, они не умеют сотрудничать с иными культурами. Мы же вам говорили, западные люди — свора маньяков, убийц и расистов, которые хотят перебить всех мусульман, они намерены угнетать всех мусульман’’. Вот в чем дело. Чем больше людей попадается на крючок Дональда Трампа и Марин Ле Пен, тем больше ИГИЛ добивается того, что ему и требуется.

– Хорошо, последний вопрос. С момента окончания холодной войны мы впервые наблюдаем некое напряжение между Россией и США. Какова, как ты думаешь, роль Путина на Ближнем Востоке и в мире в целом? И еще мне бы хотелось знать, склонны ли американцы к Третьей мировой войне или же они желают избегать возникновения любого напряжения с Путиным?

– Нет, большинство людей ее не хотят! Позволь мне сначала ответить на второй вопрос. Большинство не желает третьей мировой войны с Путиным. Мне кажется, большинство людей в США даже не понимает, что происходит с Россией. Россия представляется западными СМИ как притеснитель, агрессор, как жестокое тоталитарное государство с коррумпированным лидером. Но что интересно, так это то, что за Путина выступает множество американских правых, которые его уважают. Знаешь, совсем недавно Путин сказал, что пока отдает предпочтение Дональду Трампу. Дональд Трамп заявил, что Путин как мировой лидер — его фаворит. Вот в чем я вижу интересные моменты. Мои левые друзья, крайне левые друзья, они тоже положительно относятся к Путину. Нахожу это очень интересным фактом. У нас есть и крайние правые, которые поддерживают Путина и даже Асада. Один из бывших лидеров Ку Клукс Клана (KKK), печально известная организация США, делающая упор на превосходство белых, тоже выступил в поддержку Асада. Мы живем в интересное время, сумасшедшее время с идеологической точки зрения. Какую роль Путин мог играть? Знаешь, я могу согласиться с людьми вроде Роберта Фиска, Патрика Кокбурна и Би Джей Прашада. Да, у них есть свой интерес. Вместо того, чтобы фокусироваться на Путине и России, считаю, Запад должен подумать об учреждениях в том смысле, в котором представлено государство. После завершения холодной войны сносились стены, а чем занималось НАТО? НАТО расширяет свои границы на Восток. Продолжает поглощать маленькие восточноевропейские государства, продвигаясь как мы видели несколько лет назад, до самой Украины. Сегодня в Украине США противостоит России. Россия пытается позаботиться о своих границах, об их надежности, обеспечить экономическую стабильность. На то у нее есть право. Россия имеет право вести себя так. В то же время мы должны осознавать, что у США есть интересы, у России есть интересы, также, как это было во время холодной войны.

Активисты, люди, задумывающиеся над этими моментами, должны ответить себе на вопрос: ”Кто стал жертвой холодной войны?’’ Ими не были граждане России, ими не были граждане США. Ими стали народы Латинской Америки, граждане Кубы и Никарагуа, Конго. Страны третьего мира понесли самые тяжелые жертвы из-за политики холодной войны. Мы продолжаем жить с политикой холодной войны. Журналист и писатель Кристофер Паренти назвал это катастрофическим сближением. То, что происходит на Ближнем Востоке и в северной Африке — отголосок оружия холодной войны. Вооружение холодной войны было оставлено российскими и американскими прокси-силами, этническое напряжение, религиозное напряжение, различные группировки и прокси-армии, милиция, которая была создана в контексте холодной войны. Вот это и есть последствие милитаризма холодной войны. Облегченный доступ к малому оружию по всему Ближнему Востоку и северной Африке. Еще один аспект катастрофического сближения — нео-либеральная экономика. В то время как мир внедряет практики жесткой экономии по всей планете, как я уже заметил, особенно в северной Африке и на Ближнем Востоке оставлено множество оружия. Представьте, как плохо бы обстояли дела на юге Италии, если бы там находилось множество РПГ и автоматов Калашникова в легком доступе. Внешние силы предоставляют оружие и финансирование. В это же время наблюдается 20-30-40-50% безработицы.

Помимо этого третьего аспекта катастрофического сближения, следуя идее Паренти, у нас еще и климатические изменения. Рассмотрим ситуацию в Сирии. У нас: обоснованные политические волнения, сторонние силы, отдающие приказы разным прокси-элементам в обществе. У нас куча оружия, оставшегося со времен холодной войны, легкий доступ к оружию, этнические и религиозные столкновения, изначально созданные в контексте холодной войны. Ко всему этому прибавьте климатические изменения, жуткую засуху, худшую в Сирии за последние 500 лет, 80% недобор урожая, 90% падение скота. И где это произошло? В северо-восточной части Сирии, в той части, которая сегодня контролируется ИГИЛ. Обо всех этих вещах нужно думать. Думать о том, как милитаризм переплетается с политикой холодной войны, нео-либеральной политикой в экономике, и как все это происходит в рамках изменения климата.

Так кому играют на руку американские и российские бомбежки? Уж точно не тем, кто остается на земле. Я не видел людей в Сирии, Ираке или Афганистане, которые бы умоляли россиян чуток побомбить. То же применимо и к США. Каждый опрошенный беженец, с которым говорили и которого интервьюировали основные новостные или альтернативные каналы, говорит одно и то же: ”Пожалуйста, прекратите бомбить нашу страну”. Их не волнует, американские то бомбы, или британские, австралийские, российские или иорданские… Они просто хотят, чтобы бомбежки прекратились, потому что чем больше сбрасывается бомб, тем большая будет отдача, тем больше невиновных погибнет, тем больше общество будет распадаться на части… Беженцы это понимают. Думаю ли я, что Путин играет положительную роль на Ближнем Востоке? Нет, я думаю, он защищает свои интересы, как любое мировое государство отстаивает свои интересы. У него были интересы на Ближнем Востоке, у США — тоже. Что меня во всем этом беспокоит, так это то, что обычные люди вовлечены в процесс. И именно они становятся первыми жертвами.

У меня есть два хороших друга, которые сейчас находятся в Украине. Они снимают документальный фильм и рассказывают, что первичными жертвами того, что происходит в Украине, не являются российские солдаты или войска НАТО, а простые люди, которые застряли в центре событий, невинные граждане. Женщины, дети, мужчины, которые не хотят примыкать к какой-либо стороне. Они и есть первичные жертвы этих войн.

– Винсент, ты активист, верно?

– Да.

– Напомни нам название своих организаций.

– Сейчас я в основном пишу для Telesur English. Я также работаю с организацией, называемой ‘’Ветераны за Мир’’. Ознакомьтесь с ними, да и с Telesur English тоже… Какие еще могу назвать организации? Людям, которые смотрят это видео, я советую проверить события, происходящие внутри нашей страны, например, Black Lives Matter, Asara для молодежи, проект Black Youth, Asara для детей.

Эти организации борются с милитаризмом внутри страны, милитаризмом в полиции, милитаризацией в домашних условиях, с убийством черной молодежи.

Когда мы были на улицах Фергюсона в Сент-Луисе, молодые чернокожие ребята держали палестинский флаг. Картинка до боли знакома, Клаудио. Израильские танки, вооруженные транспортные средства, солдаты, обмундированные по последнему слову техники… И палестинцы, отбивающиеся камнями. То же самое мы наблюдали в г. Фергюсон. Та же история!

– Мне было безумно интересно разговаривать с тобой. Очень надеюсь на скорую встречу, чтобы обсудить будущие планы и то, что происходит в мире. Договорились?

– С удовольствием.

Top

Questo sito utilizza i cookie per migliorare servizi ed esperienza del lettore. Se decidi di continuare la navigazione consideriamo accettato l'utilizzo dei cookie. Leggi tutto ...

Questo sito utilizza i cookie per fornire la migliore esperienza di navigazione possibile. Continuando a utilizzare questo sito senza modificare le impostazioni dei cookie o cliccando su "Accetta" permetti il loro utilizzo.

Chiudi